Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Весна (сказки)


 

Сказка про Весну
(Автор: Дарья Хохлова)

 

 У матушки Природы было четыре дочери: Весна, Лето, Осень и Зима. Самая младшенькая – Весна – была очень хрупкой нежной девочкой. Ее платье и туфли были сделаны из молодых побегов, листочков и почек. Сестра постарше, которую звали Лето, очень любила зеленый цвет, и все ее зеленые наряды были украшены летними цветами. Сестра Осень была взрослой, она носила красивые разноцветные костюмы, в которых сочетались всевозможные цвета и украшала голову венком из осенних цветов. Самой старшей сестрой была Зима. У нее был суровый нрав, но с любимыми сестрами она была мягкой как первый пушистый снег. Зима любила одеваться только в белые платья и хрустальные ледяные туфли.
 Как-то раз матушка Природа собрала всех своих дочерей и сказала им: «Вы уже взрослые и сами можете следить за хозяйством. Поэтому я разрешаю вам самостоятельно заняться делами». Обрадовались сестры, что матушка Природа разрешила им похозяйничать и стали распределять обязанности. Вот тут-то они и столкнулись с первыми трудностями. Все хотели быть главными. Зима сказала: «Я старшая и поэтому я хочу, чтобы все вокруг было белым-бело, чтобы были большие сугробы и тогда мы сможем лепить снеговиков, кататься на коньках и прыгать в сугробы». Осень говорит: «Я не согласна, что такое все белое, да белое. А у меня все будет цветное, яркое и праздничное. Мы будем гулять и бегать по лужам, после большого осеннего ливня». Лето сказала: «Сестры, что вы спорите, это все не то. Вот зеленая пора, яркое солнце, разноцветные цветы – вот это чудо. Мы целыми днями сможем загорать, купаться в море, слушать щебет птиц и темными ясными ночами смотреть на звезды и петь песни у костра». А мнение самой младшей сестры Весны никто не спросил. Все решили что она слишком мала и ничего им интересного предложить не сможет, поэтому хозяйничать она не будет.
 Так как сестры не могли придти к одному решению старшие сестры решили вести хозяйство по очереди. Но кто будет дежурить первым, а кто вторым? И тогда они решили бросить жребий. Первое дежурство выпало Лету. Лето вступила в свои права, и выполняла свою работу исправно. Светило яркое солнце, весело пели птицы, все купались и загорали. Пришло время дежурить второй сестре. Но кто это будет? Жребий пал на Осень. Осень тоже старалась показать себя хорошей хозяйкой. Она старательно раскрасила все в разные цвета и обильно поливала землю грозовыми ливнями. Все собирали богатый урожай и были довольны и хвалили Осень. Вот настало время дежурить старшей сестре – Зиме. Она связала белое пуховое покрывало и укрыла землю. Украсила деревья инеем и покрыла все водоемы льдом. Животным в норах было тепло и уютно под большим покровом снега, все катались на лыжах, играли в снежки и веселились до упаду.
 Прошло три месяца и настала пора дежурить Лету. Но тут Все увидели, что это просто невозможно. На деревьях нет листочков, которые можно было бы покрасить в зеленый цвет, на земле нет травы и нет цветов, которые можно было бы распустить. Бабочки и другие насекомые, которые должны опылять цветы, чтобы их становилось все больше и больше спят, птицы не вернулись с юга, а на реках и озерах по прежнему лед. Нет ничего, кроме белого снега, инея и льда. Лето не может вступить в свои права.
И тогда сестры Лето, Осень и Зима позвали на помощь матушку Природу. Они попросили ее, чтобы она сделала листочки на деревьях, растопила снег и лед, позвала птиц домой, разбудила животных и других обитателей леса, выпустила травку из земли и разогрела посильнее солнце. Но матушка Природа сказала: «А почему вы обращаетесь за помощью ко мне? У вас ведь есть сестра Весна». «Так она ведь еще совсем маленькая и ничего не умеет делать. Как такая крошка сможет все расставить по своим местам?» – спросили сестры. Но матушка Природа предложила им не задавать вопросы, а просто передать Весне дежурство и они сами все увидят. И сестры увидели. Весна сначала растопила снег и лед. Зазвенела капель, побежали ручьи, прилетели грачи, ласточки и другие птицы. На деревьях и кустах набухли почки, из земли стали пробиваться зеленые ростки, появились подснежники, расцвели сады. Воздух прогрелся и стало тепло и радостно. Везде летают бабочки. У птиц появились птенцы. Все проснулось и ожило.
Тут старшие сестры поняли, как были не справедливы по отношению к младшей сестре и не оценили ее способности и таланты. Хоть и маленькая она, Весна, да удаленькая.

 

Сказка про Весну
(Русская народная сказка)

 

Бежит весенний ручей к реке, звенит, радуется. Вдруг на его дороге большой камень встал. Ручей бился, бился о него, толкал, толкал — и не сдвинул. Прибежал напиться воды заяц. Ручей просит:
— Заяц, заяц, сдвинь камень! Я не могу дальше бежать!

Заяц толкал, толкал камень, не сдвинул и убежал. Прибежал напиться воды кабан. Ручей просит:
— Кабан, кабан, сдвинь камень! Я не могу дальше бежать!
Кабан толкал, толкал камень, не сдвинул и убежал. Пришёл напиться воды медведь. Ручей просит:
— Медведь, медведь, сдвинь камень! Я не могу дальше бежать!
Медведь толкал, толкал камень, не сдвинул и ушёл. Из норы вылезает крот и говорит:
— Ручей! Дай мне воды напиться, я сдвину камень.
А ручей ему:
— Куда уж тебе, маленькому да слепому, камень сдвинуть! Его заяц, кабан и медведь толкали, толкали и — не сдвинули!
Напился крот воды. И давай под камнем норы да ходы рыть. Всю землю под камнем прорыл-пропахал. Камень зашевелился и — провалился под землю.
Обрадовался ручей, зазвенел, зажурчал и дальше к реке побежал.

 

Приход весны

 

Жила-была Весна. Она была настолько прелестна, что с её внешностью мог сравниться лишь подснежник – первый цветок на земле после долгой зимы. У Весны были длинные волосы цвета солнечных лучей, огромные голубые глаза, алые губы. Девушка одевалась в платья нежно-зелёного цвета.

Жила Весна в дремучем лесу, в дикой хижине, до которой невозможно было добраться обычному человеку. Только птички и звери прилетали в её маленький мирок, да свежий ветерок приносил новости с дальних берегов.

Однажды ветер нашептал ей, что пришло её время ступать по земле. Весна вышла из хижины и направилась из леса. Она шла босыми ногами по холодному снегу, и снег таял, обнажая уставшую от зимы землю. Там, где ступала Весна, появлялись не только проталины, но и первые цветы – подснежники. Цветы, подобно первым лучам тёплого и обжигающего солнца, украшали полянки своими жёлтыми лепестками, которые тянулись к голубому небу.

Весна шла, а вслед за ней распускались первые цветы, летели с юга птицы, дул тёплый ветер. Менялось всё: оживали деревья, расправляя ветки, на них набухали почки, и появлялись первые листочки; на дорогах и опушках таял снег – и вот уже первые ручьи стремились достичь ближайших рек и озёр. Девушка-Весна приносила с собой шум и веселье. В воздухе появлялась новая жизнь, новые звуки: просыпались жучки, мухи и комары, пробуждались медведи после долгой зимней спячки, птицы громко-громко щебетали, наполняя мир новой мелодией жизни.

Пришла Весна и в большие города, выстроенные людьми. Снег растаял на бульварах и в парках, на газонах появилась первая зелёная трава, запахло субботниками: люди начали жечь костры, пытаясь избавиться от прошлогодней листвы и мусора. Весна раскрасила небо в голубой цвет и добавила на него белые облака. Она пустила по небу лёгкий, тёплый ветерок, который заставил облака летать по небу. Города изменились: они словно ожили, вдыхая свежий весенний воздух и наслаждаясь прилётом пернатых птиц с юга. Веселее на улицах заблестели автомобили, автобусы и маршрутки. Люди сняли тёплые одежды и оделись в красивые лёгкие вещи.

А Весна всё шла и шла, минуя города, деревни и посёлки. Она несла с собой счастье и радость, тепло и солнце, творила волшебство на земле, давая жизнь цветам и деревьям, освобождая озёра от сковавшего их льда. Весне было достаточно прикоснуться рукой до замёрзшего зимой дерева - и оно оживало, по его стволу начинала бежать жизнь.

Весна была лёгкой и доброй, красивой и нежной. Люди не видели её образ, а замечали девушку лишь звери и птицы. Но при этом Весна не чувствовала себя одинокой: ей было хорошо в мире природы. Она помогала каждому проснуться от зимы, несла с собой жизнь и радость.

 

Детская сказка о Весне
(Автор: Ирис Ревю)

 

В природе творилось что-то непонятное. Зайчонок, Бельчонок и Лисёнок, привыкшие к белому снегу, стали замечать, что он начал чернеть. Показались первые проталины. На лесной дорожке растаял лёд, а на болоте, что в зарослях леса, появились первые серовато-тёмные пятна талой воды.

Солнце так и льёт на землю свои весенние золотые лучи. Носатый грач, прилетевший из теплых стран, усердно сооружает гнездо из сухих веток, выстилает дно сухой травой. Он использует в строительстве различный мусор.

Зайчонок, Бельчонок и Лисёнок, безуспешно пытавшиеся отыскать Зимнюю Хозяйку, решили расспросить своих мам и пап, о том, что происходит вокруг. «Это — Весна», — пояснили родители, — «чудесное время года, когда пробуждается природа, светлые дни становятся длиннее. Скоро-скоро наберёт силу молодая трава, а на деревьях и кустарниках появятся первые клейкие листочки». Зверята ещё никогда не видели Весну. Они чувствовали, что приходит что-то радостное и теплое.

Однажды в солнечный день Зайчонок, Бельчонок и Лисёнок услышали необычные звуки «курлык, курлык». Кто курлыкает? Журавли. Остановившись на привал недалеко от воды, птицы устроили настоящий весенний танец: весело подпрыгивали, ритмично махали крыльями, ходили гарцующей походкой. Это было увлекательное зрелище.

Зайчонок, Бельчонок и Лисёнок хлопали в ладоши и не заметили, как сзади кто-то тихонечко подошёл. Оглянувшись, они увидели настоящую красавицу – Весну-Весницу, Красную девицу. «Вы рады моему приходу, дорогие обитатели леса?» — спросила она.

Зайчонок, который умудрился встать так, что у него одно ухо припекало солнышко, а другое мёрзло в тени, за всех радостно поприветствовал Красавицу-Весну. И хотя ему было немного жаль, что больше нельзя покататься с ледяной горы, или прыгать в сугробы, от холода он совсем устал. Ему так хотелось, чтобы было светло и тепло и можно было в любой момент полакомиться молодыми побегами деревьев и кустарников. Он был рад, что пришла Весна.

А Красавица-Весна научила зверят делать кораблики из лёгкой коры и пускать их по весёлому, журчащему, серебристому ручью. Далеко-далеко. То-то радости было!

 

Сказка о Весне
(Автор: Георгий Скребицкий)

 

Собралась Весна красна в гости в северные края. Всю зиму она провела вместе с перелётными птицами на тёплом юге, а как стало солнышко всё выше и выше на небе подниматься, тут она и решила лететь.

Просит Весна перелётных птиц — гусей, лебедей: «Отнесите меня подальше на север, там меня ждут не дождутся и люди, и звери, и птицы, и разные крохотные жучки-паучки». Но птицы побоялись лететь на север: «Там, говорят, снег и лёд, холод и голод, там, говорят, мы все замёрзнем и погибнем». Сколько Весна ни просила, никто не хотел её в северные края отнести. Совсем она загрустила: что же, видно, придётся всю жизнь на юге прожить. Вдруг она слышит голос откуда-то с вышины: «Не печалься, Весна красна, садись на меня, я тебя быстро на север доставлю». Взглянула вверх, а по небу над ней плывёт белое пушистое облако. Обрадовалась Весна, забралась на облако и полетела в северные края. Летит да вниз, на землю, поглядывает. А там, на земле, все радуются, все её встречают. В полях пестреют проталины, бегут ручьи, взламывают на речке лёд, а кусты и деревья в лесах и садах покрываются крупными, готовыми вот-вот уже раскрыться почками.

Полетела Весна красна с юга на север на белом пушистом облаке. А следом за ней потянулись в родные края несметные стаи перелётных птиц — гусей, лебедей и всякой крылатой мелочи: жаворонки, скворцы, дрозды, зяблики, пеночки, славки…

Так с той поры люди и заприметили: как покажется в небе первое пушистое облако, так, значит, на нём Весна красна прилетит. Жди теперь со дня на день тепла, полой воды, жди с юга весёлых крылатых гостей…

 

Как Весна Зиму поборола
(Русская народная сказка)

 

Жила-была в одном селе Машенька. Сидела она под окном с берёзовым веретеном, пряла белый ленок и приговаривала:

— Когда Весна придёт, когда талица ударится и с гор снега скатятся, а по лужкам разольётся вода, напеку тогда я куликов да жаворонков и с подружками Весну пойду встречать, в село погостить кликать-звать.

Ждёт Маша Весну тёплую, добрую, а той не видать, не слыхать. Зима-то и не уходит, всё Морозы куёт; надокучила она всем, холодная, студёная, руки, ноги познобила, холод-стужу напустила. Что тут делать? Беда!

Надумала Маша идти Весну искать. Собралась и пошла. Пришла она в поле, села на взгорочек и зовёт Солнце:

Солнышко, Солнышко,
Красное вёдрышко,
Выгляни из-за горы,
Выгляни до вешней поры!
Выглянуло Солнце из-за горы, Маша и спрашивает:
— Видело ли ты, Солнышко, красную Весну, встретило ли свою сестру?
Солнце говорит:
— Не встретило я Весну, а видело старую Зиму. Видело, как она, лютая, от Весны ушла, от красной бежала, в мешке стужу несла, холод на землю трясла. Сама оступилась, под гору покатилась. Да вот в ваших краях пристоялась, не хочет уходить. А Весна про то и не знает. Иди, красная девица, за мной, как увидишь перед собой лес зелен весь, там и ищи Весну. Зови её в свои края.

Пошла Маша искать Весну. Куда Солнце катится по синему небу, туда и она идёт. Долго шла. Вдруг предстал перед ней лес зелен весь. Ходила ходила Маша по лесу, совсем заблудилась. Лесовые комарочки ей плечики искусали, сучки-крючки бока протолкали, соловьи уши пропели, дождевые капели голову смочили. Только присела Маша на пенёк отдохнуть, как видит — летит лебедь белая, приметливая, снизу крылья серебряные, поверху позолоченные. Летит и распускает по земле пух да перья для всякого зелья. Та лебедь была — Весна. Выпускает Весна по лугам траву шелковую, расстилает росу жемчужную, сливает мелкие ручейки в быстрые речки. Стала тут Маша Весну кликать-звать, рассказывать:

— Ой, Весна-Весна, добрая матушка! Ты иди в наши края, прогони Зиму лютую. Старая Зима не уходит, всё Морозы куёт, холод-стужу напускает.

Услышала Весна Машин голос. Взяла золотые ключи и пошла замыкать Зиму лютую.
А Зима не уходит, Морозы куёт да посылает их наперёд Весны заслоны сколотить, сугробы намести. А Весна летит, где крылом серебряным махнёт — там и заслон сметёт, другим махнёт — и сугробы тают. Морозы-то от Весны и бегут. Обозлилась Зима, посылает Метель да Вьюгу повыхлестать Весне глаза. А Весна махнула золотым крылом, тут и Солнышко выглянуло, пригрело. Метель с Вьюгой от тепла да света водяной порошей изошли. Выбилась из сил старая Зима, побежала далеко-далеко за высокие горы, спряталась в ледяные норы. Там её Весна и замкнула ключом.

Так-то Весна Зиму поборола!

Вернулась Маша в родное село. А там уже молодая царица Весна побывала. Принесла год тёплый, хлебородный.

 

Зайкина избушка
(Русская народная сказка)

 

Жили-были в лесу лисичка и зайка. Жили они неподалёку друг от друга. Пришла осень. Холодно стало в лесу. Решили они избушки на зиму построить. Лисичка построила себе избушку из сыпучего снежка, а зайчик — из сыпучего песка. Перезимовали они в новых избушках. Настала весна, пригрело солнце. Лисички-на избушка растаяла, а зайкина стоит, как стояла. Пришла лисица в зайкину избушку, выгнала зайку, а сама в его избушке осталась.

Пошёл зайка со своего двора, сел под берёзкою и плачет. Идёт волк. Видит — зайка плачет.

— Чего ты, зайка, плачешь? — спрашивает волк.

— Как же мне, зайке, не плакать? Жили мы с лисичкой близко друг возле друга. Построили мы себе избы: я — из сыпучего песка, а она — из сыпучего снежка. Настала весна. Её избушка растаяла, а моя стоит, как стояла. Пришла лисичка, выгнала меня из моей избушки и сама в ней жить осталась. Вот я и сижу да плачу.

— Не плачь, зайка. Пойдём, я тебе помогу, выгоню лисичку из твоей избы.

Пошли они. Пришли. Волк стал на пороге зай-киной избушки и кричит на лисичку:

— Ты зачем залезла в чужую избу? Слезай, лиса, с печи, а то сброшу, побью тебе плечи. Не испугалась лисичка, отвечает волку:

— Ой, волк, берегись: мой хвост что прут, — как дам, так и смерть тебе тут.

Испугался волк да наутёк. И зайку покинул. Сел опять зайка под берёзкой и горько плачет.

Идёт по лесу медведь. Видит — зайчик сидит под берёзкой и плачет.

— Чего, зайка, плачешь? — спрашивает медведь.

— Как же мне, зайке, не плакать? Жили мы с лисичкой близко друг возле друга. Построили мы себе избы: я — из сыпучего песка, а она — из сыпучего снежка. Настала весна. Её избушка растаяла, а моя стоит, как стояла. Пришла лисичка, выгнала меня из моей избушки и сама там жить осталась. Так вот я сижу и плачу.

— Не плачь, зайка. Пойдём, я тебе помогу, выгоню лисичку из твоей избы.

Пошли они. Пришли. Медведь стал на пороге зайкиной избушки и кричит на лисичку:

— Зачем отняла у зайки избу? Слезай, лиса, с печи, а то сброшу, побью тебе плечи.

Не испугалась лисичка, отвечает медведю:

— Ох, медведь, берегись: мой хвост что прут,— как дам, так и смерть тебе тут.

Испугался медведь да наутёк и зайку одного покинул. Опять пошёл зайка со своего двора, сел под берёзкою и горько плачет. Вдруг видит — идёт по лесу петух. Увидел зайчика, подошёл и спрашивает:

— Чего, зайка, плачешь?

— Да как же мне, зайке, не плакать? Жили мы с лисичкой близко друг возле друга. Построили мы себе избы: я — из сыпучего песка, а она — из сыпучего снежка. Настала весна. Её избушка растаяла, а моя стоит, как стояла. Пришла лисичка, выгнала меня из моей избушки и сама там жить осталась. Вот я сижу да плачу.

— Не плачь, зайка, я выгоню лису из твоей избушки.

— Ой, петенька,— плачет зайка,— где тебе её выгнать? Волк гнал — не выгнал. Медведь гнал — не выгнал.

— А вот я выгоню. Пойдём,— говорит петух. Пошли. Вошёл петух в избушку, стал на пороге, кукарекнул, а потом как закричит:

— Я — петух-чебетух,
Я — певун-лопотун,
На коротких ногах,
На высоких пятах.
На плече косу несу,
Лисе голову снесу.

А лисичка лежит и говорит:

— Ой, петух, берегись: мой хвост что прут,— как дам, так и смерть тебе тут.

Прыгнул петушок с порога в избу и опять кричит:

— Я — петух-чебетух,
Я — певун-лопотун,
На коротких ногах,
На высоких пятах.
На плече косу несу,
Лисе голову снесу.

И — прыг на печь к лисе. Клюнул лису в спину. Как подскочит лисица да как побежит вон из зайкиной избушки, а зайка и двери захлопнул за нею.

И остался он жить в своей избушке вместе с петушком.

 

Весенушка
(Уральская народная сказка)

 

Ты думаешь, почему весной так хорошо? Почему солнышко теплое и ласковое? Почему цветы начинают цвести? Почему люди в эту пору веселее глядят?

Скажешь, небось природа облик меняет! Спорить не буду, по науке так и выходит. Поднимется солнышко над землей, разольет над ней свою благодать — вот и пришла весна-красна. А в прежние-то годы (давным-давно!) об этой поре вот какую побывальщинку сказывали.

Рассердилось Солнышко на людей. Живут-де плохо, бедно, а почему — вникать не стало: дел и забот у него и без того много. Затянуло небо тучами темными и не стало показываться. Выедут мужики в поле, снимут шапки, начнут Солнышко звать, а оно раздвинет тучи, взглянет сердито и опять спрячется.

Ну, кому горе, а холодному ветру — Сиверку только того и надо!

Не в добрый час этот Сиверко у матушки Зимы родился: урод уродом и злой-презлой. Хоть шубу надень, хоть тулуп, он все равно к тебе проберется, тепло высвистит, заставит скорее в избу бежать.

Вот как только Солнышко за тучами спряталось, Сиверко и разгулялся. Каждое утро начал землю холодом коробить, на полях по молодым всходам белую крупу сеять. А то возьмет да инеем ударит. Ночами в печных трубах гудит, воет, на крышах пляшет, всякими голосами на баб и на малых ребятишек страм нагоняет. Мужики, чтобы отпугнуть Сиверка, на полях навозные кучи жгли. Да где там! Разве его дымом проймешь! Прочихается и опять за свое дело берется.

Как раз в это самое время жила в наших местах одна старушка. Ее мужика еще в молодости к царю в солдаты угнали. Он так и не вернулся, сгинул где-то.

Старухе, понятно, было тоскливо. Вот и приголубила она сиротку, побирушку мирскую. Девчушка была славная, с полуслова бабушку понимала. Старуха шибко ее полюбила и назвала по-своему, ласковым имечком Весна.

Ты послушай, сколь ладно это имя выговаривается: Весна, Весенка, Весенушка!

Много ли, мало ли лет прошло — никто не считал. Старушка одряхлела, сгорбилась и ослепла, а Весенушка выросла, как ягодка-вишенка!

Лучшей мастерицы, кроме нее, по нашим местам не находилось. Такие она узоры на полотенцах гладью и крестом вышивала — словом не расскажешь. Кому полотенце подарит, у того в избе будто теплее станет. И дарила она полотенца не всем, а только невестам. Которая девушка победнее, той и дарит, чтобы в чужой семье в счастье да радости жилось.

Так потом и пошел обычай: после свадьбы в переднем углу избы вышитые полотенца вешать.

Свою работу Весенка за труд не считала, была бы добрым людям польза.

Поди-ко многие девушки от нее не только полотенца вышивать, но и холсты тонкие ткать научились.

Стали к ней женихи наезжать, бедные и богатые.

Иной молодец приедет — кудрями тряхнет, иной кучу денег выложит, а она всем отказывала.

— Я, — говорит, — в людях выросла, мирским хлебом выкормлена, все мужики мне отцы, все бабы матери, им и буду, как могу, помогать.

Из всех женихов только один по душе ей пришелся. Он ее кудрями не завлекал, деньгами не сманивал, а, видать, сердцем взял. Парень-то был, сказывают, из Москвы, где-то там на заводе робил, да начал народ против царя поднимать, ну его стражники сграбастали и в наши места спровадили. А он и тут не унялся. Не успела Весенка на него налюбоваться, как снова молодца в цепь заковали и еще дальше, в Сибирь, в самые холодные места отправили. Ждала от него весточки, не дождалась, а после того женихов вовсе на порог не пускала.

Тут как раз она и повстречалась Сиверку. Он хоть сам-то урод уродом, и души, небось, у него никакой нет, но тоже девичью красу сумел отличить. Увидел ее, перестал по деревне свистать да выть, обернулся мужиком и побежал в крайнюю избу, где деревенская сваха Милодора жила. Бросил ей на стол кошелек с серебряными монетами и послал Весенку сватать. Милодора перепугалась, но все-таки пошла. Уж она пела-пела, жениха хвалила: такой-то он ладный, богатый да заботливый. Но Весенка и слушать ее не стала.

Разозлился Сиверко, закружил, завыл пуще прежнего. Налетел на Весенкину избу, разметал ее по бревнышку, схватил девушку, уволок в дальние леса и на поляне бросил.

Шубу на себе рвет, ногами топает и кричит:

— Ты пошто моей свахе отказала?

А Весенка оттолкнула его и ответила:

— Не подходи ко мне, знать тебя не хочу.

— Я тебе ситцу цветного подарю много.

— Не надо!

— Я тебя в серебряную одежду наряжу, как березка, куржаком обсыпанная, будешь нарядная.

— Мне наряды ни к чему. Не они человека красят.

Тогда начал Сиверко перед ней своей силой и богатством похваляться. Заложил два пальца в рот да как свистнет! Застонали, заскрипели в лесу березы и тальники, начали к земле клониться. Речки и озера льдом затянуло. В полях сугробы снегу насыпало. На поляне ледяной дом вырос: над крыльцом, как фонари, сосульки свесились, из одной горницы в другую ледяные дорожки проложены, ледяные окна узорами расписаны.

— Все твое будет! — кричит Сиверко Весенушке.

А она на это богатство и смотреть-то не хочет.

Сиверко опять два пальца в рот заложил и снова свистнул. Затрещали березы, кора на них начала от мороза лопаться.

Птицы в дупла берез подальше забились, а которые схорониться не смогли, замертво на сугробы упали.

— Ну, надумала за меня просвататься? — спрашивает Сиверко. — Видишь, какая у меня сила, никто против нее не устоит.

— Нет, — отвечает Весенушка. — Ты злой, все живое губишь, людей разоряешь, не бывать тебе моим суженым. Придет и твоей силе конец.

Села Весенка на пенек, отвернулась от Сиверка, голову себе на колени положила: "Лучше уж смерть, чем неволя!"

Да и то сказать, долго ли она могла на морозе выдюжить? Платьице на ней ситцевое, ноги босые. Озябла, посинела. Только и тепла, что от косы. Коса расплелась, волосы по плечам рассыпались и ее прикрыли...

В это самое время младший брат Солнышка Месяц вышел на небо погулять. Всем известно, он тепла не любит. Холодная погода ему в самый раз. Поэтому они и поделили собратом: Солнышку день, а Месяцу ночь.

Вышел он на прогулку и только поднялся над полями, лесами и горами, увидел Весенушку на поляне. Сначала не понял, что она тут делает. Спустился пониже, пригляделся: может быть-де, заблудилась она или что-нибудь потеряла. Да нет, вроде не так! Видно, другое что-то с ней приключилось. И надо бы ей помочь, да как это делается, Месяц не знает. Походил он вокруг полянки, покачал головой и пошел дальше своей дорогой.

Перед утром вернулся Месяц домой.

Солнышко только-только проснулось. Лежит на кровати, поясницу почесывает, зевает: неохота вставать. С тех пор, как заслонилось оно от людей хмурыми тучами, дел и забот стало меньше. От безделья и скуки совсем обленилось.

— Эй ты, лежебока, вставай! На работу пора! — закричал ему

младший брат, открывая дверь.

— Успею. Торопиться мне некуда, — ответило Солнышко.

Рассказал ему Месяц о Весенушке: как сидит она в лесу на полянке, как Сиверко вокруг нее скачет, лапами хватает, чтобы заморозить. И жалко, дескать, было девушку, да ничем помочь ей не мог.

Знал Месяц, как расшевелить своего старшего брата. Солнышко ведь только обидчивое, но добрее его никого на свете нет: всех обогреет и приласкает.

Заторопилось Солнышко. Быстренько расчесало бороду, встало. Засияло вокруг на многие версты. Тучи разбежались, небо очистили. Сиверко перестал сучья ломать, землю морозить, подобрал лапы и в нору скрылся.

А Весенка уж еле жива сидит. Ни рукой, ни ногой двинуть не может. Длинные волосы на плечах инеем посеребрились.

Начало Солнышко поляну греть. Березы ласково зашептали: "Проснись, Весенка, проснись!"

Открыла девушка глаза, подняла голову: хорошо-то как в лесу стало! Улыбнулась, низко Солнышку поклонилась:

— Спасибо тебе!

А Солнышко, знай, греет и посмеивается:

— Ну-ка, красавица, утри глаза. Расскажи, как звать тебя, откуда ты здесь появилась?

Ничего Весна перед ним не утаила: как она в детстве по миру ходила, как из богатых дворов ее выгоняли и собаками травили, как дружка ее царские стражники в Сибирь угнали, как Сиверко ее в лес унес.

Выслушало Солнышко, нахмурилось.

— С Сиверком я еще поговорю. Ишь ты, какой варнак! Ну, а на твоих-то земляков я, видно, не зря рассердилось. Совсем перестану им показываться, пусть живут, как хотят.

Откуда было Солнышку знать, что народ-то за богачей не ответчик. Люди землю-матушку потом поливали, а богачи с них последние рубахи снимали.

Вот Весенушка и вступилась:

— Напрасно ты, Солнышко, на народ сердишься. Придет время, он свое слово скажет. А если ты совсем спрячешься, что люди без тебя делать будут? Зерно на пашне не взойдет, колос не выколосится, лен не созреет. Нужда — людям не помога. Народ к радости рвется, а ты хочешь ему в этом деле помешать. Нет, ты богатых мужиков накажи, а народ не тронь. Сиверка с наших мест прогони да помоги людям скорее от вечной нужды изба виться.

Подумало Солнышко над этими словами, потом обняло Beсенку, весело сказало:

— Ну и вострая ты девушка! Ишь ты-ы! Как же это мне, старому, раньше такое дело в ум не пришло? Правду ты молвила: надо людям свету да тепла дать больше, стать им в добром деле помощником, на полях работником. А уж со своими-то супостатами они сами управятся.

— Вот за это еще раз тебе спасибо! — сказала Весенушка. — А теперь дозволь мне обратно идти.

Усмехнулось Солнышко:

— Никуда тебя не пущу. Будешь ты с этой поры моей сестрой и первой помощницей.

— Какая из меня помощница? Только и могу, что пряжу прясть, полотенца вышивать да холсты ткать. А состарюсь, и этого делать не смогу.

— Не печалься, сестрица. Всем тебя наделю. Будешь ты вечно молодая да нарядная, всем людям желанная.

Махнуло Солнышко правой рукой — потемнели снежные сугробы, потекли с бугров ручейки. Махнуло левой рукой — зашумела на березах листва. Теплый ветер подул. Старое платье Весенушки превратилось в новое: по зеленому шелку подснежники разбросаны.

Вот и ходит с тех пор Весна вместе с братом своим по нашей земле из конца в конец, людям помогает. Где она пройдет, там и тепло. Где ногой ступит, там и цветы растут, каждый цветок нам на радость.

Много уже времени прошло, много воды в моря утекло. Ни царя, ни богачей, ни стражников не стало, всех их народ разом порешил. Бедность быльем поросла.

Приходу Весны старый и малый радуются. Все знают, что Весна на руку щедрая, для народа ничего не жалеет, полной пригоршней подарки сыплет.

Раньше, бывало, на болотах даже клюква плохо росла. А теперь посмотри: как Весна придет, по всему Уралу сады цветут, белым цветом поля обсыпаны, сладким медом напоены.

Здравствуй, наша Весна-красна!

Здравствуй, наша Весенушка!

 

Как зима кончилась
(Автор: Владимир Сутеев)

 

Началась весна.
Мы хотели идти гулять без пальто, но нам без пальто не разрешили. Тогда мы оба громко заплакали, и нам позволили идти в летних пальто. Наверно, мы всё-таки мало и тихо плакали; если бы я поплакал ещё часик — меня пустили бы без пальто, но я испугался, что могут совсем не пустить.
На улице погода была очень хорошая: солнце светило и снег таял. Везде текла вода.
Мы прорыли канавку, и вода громко зажурчала и потекла по каналу. Из дома я принёс деревянный пароходик — я его сам сделал — и привязал к нему доски — баржи. Па­роходик вёл их по каналу на буксире, а я всё время гудел, как настоящий пароход.
На одну баржу я посадил пластмассового утёнка. Маша сказала, что утёнок сам должен плавать, но я объяснил ей, что, во-первых, он дырявый и может утонуть и, во-вторых, он капитан каравана судов, и прочёл ей наизусть стихи Маршака:

Ведёт кораблик Утка,
Испытанный моряк. —
Земля! — сказала Утка. —
Причаливайте. Кряк!

Я хотел прокатить по каналу и Усика, но он стал шипеть, царапаться и вырываться и не захотел плавать. А Маша катала лодку с парусом; она у неё всё время переворачивалась. Наверно, ветер был не попутный.