Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Пчёлы и мёд (сказки)

Пчёлы и мёд (сказки)


 

Как дьякона мёдом угощали (Русская народная сказка)


В старое время жил да был мужичок. У мужичка была пчела. В той же деревне жил дьякон, больно до мёда лаком.
Вот родился у дьякона сын. Пришел он мужичка просить кумом быть — захотелось это ему попробовать медку.
Ребенка окрестили, мужик кумом стал.
На другой день приходит к мужичку дьякон и просит для крестника меду. Мужичок ему дал.
Не прошло и недели, а дьякон опять за медом. Как ему отказать?..
Стал дьякон весь мед у мужичка забирать, только успевай наливать. Придет и говорит:
— Кум, а кум! Твой крестник просит меду. Еще и выговорить не может, а уже кричит «ме» да «ме»
Не стало терпения у мужика, решил он проучить жадного дьякона.
— Ладно, — говорит, — дам тебе меду. Только сам за ним ступай; сколько хочешь, столько и набирай.
Обрадовался дьякон. «Вот, — думает, — теперь я поем вволю медку!»
Приводит его мужичок к дубку. А на том дубку было осиное гнездо. Приставил мужичок лестницу и говорит:
— Полезай, кум дьякон, угощайся. Вон улей у меня наверху. Только не ругай мою пчелу, а то она от этого злой становится.
Залез дьякон на дуб, а мужичок взял лестницу да и прибрал. Осы налетели, со всех сторон дьякона облепили. Стали его жалить. Он только отмахивается да приговаривает:
— Ну вас, пчелки, к богу в рай!..
А они еще пуще жалят.
Не вытерпел дьякон, кличет кума:
— кум, подай ту...
С перепугу забыл, как лестница называется.
Подает ему мужик лопату.
Дьякон еще громче кричит:
— Кум, не это, а то!
Вынес ему мужик долото.
А осы дьякона всё жалят и жалят.
Кричит он:
— Кум! Больше терпеть нет силы!..
Подает ему мужик вилы.
Не выдержал дьякон, с дуба сорвался. Вниз летел, за сучки цеплялся.
— Ой, какие злые пчелы! — говорит, — Какой плохой мед!..
С тех пор зарекся за даровым медом ходить.

Источник

 

Пчелы Тляшоко (Кабардинская народная сказка)


Жил-был в Кабарде знаменитый пчеловод. Звали его Тляшоко. Самый душистый и вкусный мёд добывали его пчёлы. А всё потому, что знал Тляшоко пчелиный язык.

Однажды вечером, когда все пчёлы вернулись в ульи, подошёл Тляшоко к ульям, прислушался.

– Мы могли бы ещё больше приносить мёду, да уж больно далеко приходится нам летать, – говорила самая усердная пчела.

На другое утро Тляшоко приметил своих пчёл и пошёл следом за ними. До самого Кызбуруна долетели пчёлы!

Вернулся Тляшоко домой, приготовил арбу, сложил на неё все ульи и перевёз их поближе к Кызбуруну. Устроил он хорошую пасеку и обнёс её высоким плетнём.

Вечером Тляшоко решил снова послушать, о чём говорят пчёлы.

– Как хорошо теперь! Кругом медоносные травы, вот уж запасём мы мёду! – говорили пчёлы. – Жалко только, что наш хозяин поставил такой высокий плетень: когда мы летим с добычей, очень трудно перелетать!

Сделал Тляшоко плетень пониже, и пчёлы стали приносить ещё больше мёду.

Захотелось пасечнику подсмотреть, как пчёлы лепят соты, это у них ловко получается.

Много дней и ночей сидел он возле ульев – ни на минуту не отлучался, – а пчёлы всё не лепили сотов.

Измучился Тляшоко и однажды крепко уснул.

Только он заснул – пчёлы взялись лепить соты. А когда проснулся пасечник, пчёлы уже кончили свою работу.

Так и не увидел Тляшоко, как пчёлы делают соты.

Источник

 

Как мёд добывали

Узнала лиса Лариска, что медведь Потап мед добывает, что мед сладкий-пресладкий и от простуды лечит. Захотелось ей и самой меда попробовать. А где взять? И решила она больной прикинуться, медведя Потапа разжалобить, чтобы он ей меду дал.

И вот идет она - и чихает, сидит - и чихает, лежит - и чихает. Только и слышно - апчхи, апчхи! И когда по лесу пошли разговоры, что лиса Лариска заболела, побежала она к медведю Потапу и, словно ничего не замечая, прямо ему в бок носом ткнулась - он на пне сидел, из пятки занозу вытаскивал.

- Ты что это, лиса Лариска, глаза потеряла? - заворчал медведь Потап. - Тычешься носом куда попало.

- Да заболела я! - захныкала лиса Лариска. - За перепелкой погналась, в лесную речку свалилась. Промокла, прозябла, простудилась.

- Простудилась - лежи.

- Так лежа и помереть можно, лечиться надо. Вот и помог бы ты мне, медведь Потап. Говорят, что мед от простуды есть полезно.

- Нету у меня сейчас меду. Последний вчера съел.

- Достань как-нибудь, медведь Потап. Не помирать же мне.

Почесал медведь нос, сказал:

- Есть у меня на примете дупло одно, только высоко очень. Ну, да авось справимся. Завтра утром вместе брать пойдем.

Всю ночь лисе Лариске мед снился. То будто он на четырех ногах бегает, то с крыльями и летает. Ведь она никогда меда не ела и не знала, какой он бывает.

Утром, чуть солнце проглянуло, побежала она к медведю. А тот уже встал, в ручье выкупался. Только есть ничего не стал, решил, что медом позавтракает.

- Ну, - говорит, - пошли, лиса Лариска, мед есть!

Шли они, шли и пришли к большой старой липе на самом берегу озера. В липе высоко от земли дупло, а в дупле жужжит что-то. "Ага, - думает лиса Лариска, - это мед и жужжит. Только вот достать его трудно". Но медведь Потап поточил когти об корневища, обвязал голову клетчатым платком и полез к дуплу. Лисе Лариске сказал:

- Я его сейчас отламывать буду, а ты подбирай и в кучу складывай. Потом вместе есть будем или поделим поровну.

- Ладно.

Медведь на дерево полез, а лиса Лариска внизу сидит, меда ждет и заранее облизывается, язык чуть не до плеча высунула. Да и думает при этом: "Пока там медведь с дуплом возиться будет да потом слезать, я тут и наемся меду до отвала и еще в сторонке припрячу. Может, потом у волка Бакулы, когда он заболеет, я на мой мед целую овцу выменяю".

А медведь Потап залез на липу, запустил лапу в дупло. Раз дернул - не поддается, два дернул - не поддается. И пчелы начинают на него кидаться, хоть голова и обвязана платком, а одна укусила. Разозлился медведь да как дернет в третий раз изо всей силы! Разломилось старое дупло, обломки вниз полетели. И медведь не удержался, тоже вниз загремел, чуть лису Лариску не задавил. За ним щепки посыпались, куски меда. И рой пчел вылетел.

- Ай, и наемся я сейчас медку, - обрадовалась лиса Лариска. - Ай, и наемся!

И сунула нос в самую гущу пчелиного роя. А пчелы как стали ее жалить - кто в язык, кто в губы, кто в нос, кто в ухо. Показалось ей, что в огонь она попала.

И лапами она отмахивается, и головой мотает, и хвостом болтает - ничего не помогает.

- Ой, пропадаю! - завизжала она. - Ой, спаси меня, медведь Потап!

А медведю Потапу не до лисы, самого пчелы кусают - голову-то он платком обвязал, когда к дуплу лез, да платок свалился. Пчелиный рой дружный был, все за одного, один за всех. Видит медведь, что совсем плохо дело, зарычал что было сил:

- Спасайся кто может!

И побежал - трюх-трюх во весь дух - к берегу, а с берега кувырком в воду бултыхнулся. И лиса Лариска за ним. Не любит она воду, да дело такое, что деваться некуда.

Забрались лиса и медведь в озеро, одни носы торчат. А вокруг пчелы носятся, ужалить норовят. Вода в лесном озере холодная, замерзли медведь и лиса, посинели, зубы стучат. А выбраться никак невозможно, пчелы не дают. Так и просидели до самой ночи, уже в темноте, когда пчелы спать легли, побрели домой. Губы у них распухли, носы распухли, языки распухли, шерсть мокрая, ноги от холодной воды ломит.

Тут как раз филин Семка проснулся. Увидел он лису и медведя, захохотал на весь лес:

- Ох-хо-хо! Ох-ха-ха! Идут битый да мытый, собрались мед есть, а пришлось в озеро лезть!

Утром медведь Потап на нос лопух наклеил вместо пластыря, уши глиной обмазал, чтобы не так болели. А лиса Лариска голову тряпками обмотала, ногу лыком подвязала, сидит около своего земляного дома и охает:

- Ох, обманул ты меня, медведь Потап! Не вылечилась я от твоего меда, а еще больше простудилась. Может, у меня теперь воспаление легких будет.

- Это нам гнилое дупло попалось, - сказал медведь Потап. - И пчелы очень дружные. Ничего, как подлечимся, другое найдем. Эх, и поедим медку! Эх, и поедим!

- Не пойду я с тобой, - сказала лиса Лариска. - Очень он кусается, твой мед. Я лучше мышей ловить буду.

- Фи! - фыркнул медведь Потап. - Дрянь твои мыши, и больше ничего. Разве это еда? А мед сладкий-пресладкий, вкусный-превкусный...

Но лиса Лариска так и не поверила ему и решила меда никогда в рот не брать. Она так ведь и не попробовала его, думала, что мед - это то самое, что жужжит и кусается.

Источник

 

Медведь и лиса

 

Жили-были медведь и лиса.
У медведя в избе на чердаке была припасена кадушка меду.
Лиса про то сведала. Как бы ей до меду добраться?
Прибежала лиса к медведю, села под окошечко:
— Кум, ты не знаешь моего горечка!
— Что, кума, у тебя за горечко?
— Изба моя худая, углы провалились, я и печь не топила. Пусти к себе ночевать.
— Поди, кума переночуй.
Вот легли они спать на печке. Лиса лежит да хвостом вертит. Как ей до меду добраться? Медведь заснул, а лиса — тук-тук хвостом.
Медведь спрашивает:
— Кума, кто там стучит?
— А это за мной пришли, на повой зовут.
— Так сходи, кума.
Вот лиса ушла. А сама влезла на чердак и почала кадушку с медом. Наелась, воротилась и опять легла.
— Кума, а кума, — спрашивает медведь, — как назвали-то?
— Починочком.
— Это имечко хорошее.
На другую ночь легли спать, лиса — тук-тук хвостом:
— Кум, а кум, меня опять на повой зовут.
— Так сходи, кума.
Лиса влезла на чердак и до половины мед-то и поела. Опять воротилась и легла.
— Кума, а кума, как назвали-то?
— Половиночком.
— Это имечко хорошее.
На третью ночь лиса — тук-тук хвостом:
— Меня опять на повой зовут.
— Кума, а кума, — говорит медведь, — ты недолго ходи, а то я блины хочу печь.
— Ну, это я скоро обернусь.
А сама — на чердак и докончила кадушку с медом, все выскребла. Воротилась, а медведь уже встал.
— Кума, а кума, как назвали-то?
— Поскрёбышком.
— Это имечко и того лучше. Ну, теперь давай блины печь.
Медведь напек блинов, а лиса спрашивает:
— Мед-то у тебя, кум, где?
— А на чердаке.
Полез медведь на чердак, а меду-то в кадушке нет — пустая.
— Кто его съел? — спрашивает. — Это ты, кума, больше некому!
— Нет, кум, я мед в глаза не видала. Да ты сам его съел, а на меня говоришь!
Медведь думал, думал...
— Ну, — говорит, — давай пытать, кто съел. Ляжем на солнышке вверх брюхом. У кого мед вытопится — тот, значит, и съел.
Легли они на солнышке. Медведь уснул. А лисе не спится. Глядь-поглядь — на животе у нее и показался медок. Она нуко скорее перемазывать его медведю на живот.
— Кум, а кум! Это что? Вот кто мед-то съел!
Медведь — делать нечего — повинился.